+7 (3952) 42-65-04
info@lin.irk.ru

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
Лимнологический институт Сибирского отделения Российской академии наук

История первых экспедиций

I экспедиция 1916 года

1a

Реальный интерес к байкальской флоре К.И. Мейер проявил впервые в 1916 г. Друг его, В.Ч. Дорогостайский, работавший в то время вместе с ним в Московской университете, сибиряк с детства знакомый с Байкалом, зоолог, опубликовавший однако первую для науки сводку по водорослям Байкала, в I916 году явился одним из инициаторов организации при Российской Академии наук -"Комиссии по изучению оз. Байкал.
Комиссия эта была основана 30 марта 1916 г.в составе: акад. Н.И. Андрусова, акад. И.П. Бородина, акад. Б.Б. Голицына, акад. В.В. Зеленского, акад. Н.В.Насонова, проф. Л.С. Берга, проф. С.А. Зернова, В.Ч. Дорогостайского И.Д.Кузнецова и проф. В.К.Сукачева под председательством акад. Н.В. Насонова. Вскоре в комиссию вошел и К.И.Мейер

Члены экспедиции 1916г. на "Чайке". Слева-направо: Дима Дорогостайский, В.Ч. Дорогостайский, М.П. Розанов. Во втором ряду: матрос "Чайки" и К.И. Мейер

Начальником первой экспедиции Академии Наук на Байкал с целью как его изучения, так и подыскания места для постоянной гидробиологической станции, был назначен В.Ч. Дорогостайский. Он сразу же пригласил в эту поездку своего давнего друга, К.И. Мейера, с которым учился и работал, ездил по озерам Финляндии в 1906 и по С-З Монголии в 1912г.
В состав комиссии входили:

  1. Дорогостайский Виталий Чеславович
  2. Мейер Константин Игнатьевич (ботаник)
  3. Верещагин Глеб Юрьевич (зоолог)
  4. Розанов Михаил Павлович (зоолог, студ.)
"Чайка" :
Длина наибольшая - 9,5 м
Ширина небольшая - 2.0м
Осадка - 1.0 м
Водоизмещение - 50 т.
Мотор 12-сильный, в кокпите
Парусное вооружение: грот и кливер
Скорость 10-12 км в час.

Дорогостайский и Розанов выехали из Москвы ранее остальных, чтобы заняться постройкой специального, приспособленного для научных исследований, катера - "Чайки". Постройка "Чайки" была начата 15 мая на судоремонтной верфи Байкальской ж.д. переправы по чертежам В.Ч. Дорогостайского и закончена 6 июля 1916 г.

Дорогостайский Виталий Чеславович (1879-1938 гг.)- сибиряк, сын польского политкаторжанина окончил Иркутскую гимназию и затем Московский Университет, ученик, а потом ассистент проф. М.А. Мензбира, позднее А.Н. Северцова. Выдающийся ученый, биолог, географ, известный исследователь Байкала, Ангары и горных озер Хамар-Дабана.
Создатель первой биологической станции на Байкале. С детства знакомый с оз. Байкалом, он в 1902 - 1903 г. Собрал на Байкале материал по водорослям, послуживший ему дипломной работой. В 1907 г. им опубликована статья "Об омуле и его добыче на оз. Байкал", в 1916 г. "О фауне ракообразных р. Ангары", в 1922 "материалы для карцинологической фауны оз. Байкала" (продолж. В 1930), в 1923г. "Вертикальное и горизонтальное распределение фауны оз. Байкала" и еще ряд работ по фауне Байкала. В 1919 г. им основан "Гос. Питомник пушных (затем и копытных) зверей на Байкале в пади Б.Коты" - первое госуд. предприятие такого рода в СССР.

1 июня прибыл на Байкал Г.Ю. Верещагин, 7 июня К.И.Мейер с московским ботаником С.Ф. Нагибиным. До 17 июня работа шла на лодках в районе села Лиственничного. 17/YI все отправились на пароходе "Феодосий" с остановками в бухтах песчаной и Харин- Ирги (Малое Море) и сел. Турке. При помощи пароходного насоса взяли несколько проб планктона со средины Байкала. В Турке все, кроме Верещагина сошли с парохода и занялись исследованием флоры и фауны горячего источника и пруда, а также работами на лодках на оз. Катакель в 25 верстах от Турки. Оказалось, что это мелководное (5-6 м), теплое и илистое озеро имеет мало общего с Байкалом. 24 июня вернулись в Лиственничное. 6 июля была спущена на воду "Чайка". Неделю продолжалось приспособление её к исследованиям, пробные драгировки. 14 июля отправились на "Чайке" на север. Однако, у Верещагина и Нагибина кончились сроки командировок и они покинули Байкал. К экспедиции присоединился иркутский учёный Б.Э. Петри (археолог) с супругой.

Обследовалась южная часть с-з берега Байкала. Мейер писал об этом в Отчете так : - "…Наиболее детальному обследованию подверглись: участок от с. Лиственничного дол Голоустного, Ольхонские ворота с лежащими в них бухтами Харин - Инга, Загли, Куркутская и отчасти Малое Море в районе Кобыльей Головы, причем попутно было захвачено оз. Нур (на о. Ольхоне); сплошь заросшее роголистником и харой.

Падь Б.Коты, давно известная Дорогостайскому, казалась ему весьма подходящим место для организации в ней постоянно Академической станции вследствие ее близости к Иркутску (18 в. От с. Лиственничного), больших размеров и наличия в ней некоторого количества пустующих или почти пустующий зданий. Здания эти остались от бывшей когда-то в пали стеклоделательной фабрики промышленников Сибиряковых. В дальнейшем Дорогостайскому удалось откупить у Сибиряковых эту землю с постройками для Академии наук и основать Гидробиологическую станции, не получившую, однако, здесь развития вследствие трудных военно- политических условий.

Дом Сибиряковых На горе, разделяющей пади Большие и Малые Коты Матрос "Чайки", имя неизвестно
Дом Сибиряковых На горе, разделяющей пади Большие и Малые Коты Матрос "Чайки", имя неизвестно

В 1916г. Б. Коты послужили одной из удобных баз для работы К.И. Мейера.

Затем К.И. подвел итоги тому, что было опубликовано по водорослям Байкала в период между экспедициями 1916 и 1925гг.: "...на "Чайке" в 1922 и I923гг. работали иркутские ученые, в числе которых был и ботаник В.Н. Яснитский, опубликовавший результаты своих работ в двух статьях, вышедших в 1923 и 1924гг. Кроме того, летом 1919г. совершил поездку по Байкалу с целью изучения его фитопланктона проф. А.Г. Генкель, опубликовавший результаты ее в 1925г.... "...С.И.Вислоух обработал сборы Г.Ю.Верещагина, сделанные в 1916 г.

Вышла "...статья К.И. Мейера и Л.В. Рейнгардта, представляющая результат обработки сборов В.Н.Сукачева, произведенные им еще в 1914-1915гг.... В 1925г. начала работать Байкальская экспедиция Академии Наук СССР. Работа её продолжалась до 1929г. включительно и в ней мне пришлось принимать участие в качестве альголога. За это время мне удалось провести общее маршрутное исследование Байкала, посетив все части его."(Мейер,1930,стр.I80-I8I)

II Экспедиция 1925 года

В 1925 г. между Байкальской Комиссией АН и Иркутской Магнитно - Метеорологической Обсерваторией (директор В.Б. Шостакович) было заключено соглашение о совместной организации станции в с. Маритуе, т.е. Базы Байкальской Экспедиции, которая со временем могла быть превращена в постоянную станцию по изучению Байкала. Помещения были взяты в аренду в Управления Забайкальской жел. дороги.

Состав экспедиции в 1925 г. :

I партия : Г.Ю. Верещагин, К.И. Мейер, Т.Б. Форш, Н.П. Предтеченский, И.П. Сидорычев - на "Чайке".
II партия : Е. Перфильев - сбор материалов по биологии омуля
III партия: ботаническая под руководством В.Н. Сукачева в составе Н.А. Коновалова и В.А. Поварницына. Кроме того, к экспедиции был прикомандирован асс. Иркутского унив. П.В. Тихомиров (химик) и был назначен Иркутской Обсерваторией наблюдатель Е.В. Иванов (метеорологические и гидрологические наблюдения).

"Чайка в Маритуе" Проводы "Чайки" в Маритуе Мыс "Толстый" (на горизонте)

Пользовались орудиями для сбора планктона:

  • Вертикальной замыкающей количественной сетью
  • Сетью Нансена
  • Сетью Цеппелина
  • Мальковой сетью
  • Планктонным сачком
  • Качественной сетью

И для сбора бентоса:

  • Дночерпателем Петерсена
  • Храпом (предложенным Рубцовым)
  • Драгой с ножами
  • Драгой Дорогостайского
  • Тралом Сигсби
  • Биме - тралом.

Члены экспедиции 1925г. в дельте р.Селенги: Слева-направо: С.В. Свиньин, Н.П. Предтеченский, К.И. Мейер, И.П. Сидорычев, Т.Б. Форш; лежит Костя. Встреча "Чайки" в дельте р.Селенги Маршруты К.И. Мейера по Байкалу в 1925г.
Члены экспедиции 1925г. в дельте р.Селенги: Слева-направо: С.В. Свиньин, Н.П. Предтеченский, К.И. Мейер, И.П. Сидорычев, Т.Б. Форш; лежит Костя. Встреча "Чайки" в дельте р.Селенги Маршруты К.И. Мейера по Байкалу в 1925г.

В дельте реки Селенги

Экспедиция выехала из Иркутска 7/VI на "Чайке" по р. Ангаре до ст. Байкал и затем работали в Маритуй. Работали близ Маритуя и р. Половинной. 15/VI выехали к мысу Толстому, затем проехали вдоль берега и 17/VI были в Б. Котах. 18/YI - 19/YI - в бухте Песчаной. 20/VI пересекли Байкал по линии Бугульдейка - Харауз (маяк!). Далее шла работа на рукавах дельты р. Селенги - Хараузе, Галтуе, Мотуихе, Старой Борозде, Баранихе, Ябае и др. С 7/VII по 20/VII работали в заливе Провал. Затем вернулись в южную часть дельты и в Истокский сор. 24/VII пересекли Байкал по линии Истокский сор - с. Харгино, а затем через день по линии с. Н. Хомуты - Прорва Посольского сора и до 14/VIII работали в дельте. 14/VIII - пересечение Байкала по линии мыс Облом - Анга. Отсюда двигались с работой вдоль с-з берега до Маритуя, где закончили работу 22/VIII

"Чайка" Рабочий момент Рыбачий промысел
"Чайка" Рабочий момент Рыбачий промысел без подписи


Гидрологические условия, фауна и флора дельты Селенги - единственной большой реки впадающей в Байкал, для Байкала не типичны. Почему Г.Ю. Верещагин выбрал этот район для первого года работ, трудно сказать. Хотел ли он начать с более знакомого или сначала исключить не типичное или привлечь сотрудников экспедиции разнообразием экологических условий, или еще что? Из переписки К.И. Мейера видно, что он стремился в северную часть Байкала, но на этот раз подчинился общему плану.

Ботаническая партия Экспедиции работала в дельте р.Селенги, частью вместе с основным отрядом, и результаты ее работ см. в статье Н.А. Коновалова "Очерк растительности дельты р. Селенги", 1928
Основные растительные группировки дельты Селенги (по Коновалову) :

  • Собственно дельтовая растительность: луговые ассоциации, слабо заросшие кустарниками.
  • Растительность I террасы : заросли вейника с ирисом, пушицево - осоковые заросли и березняки с ледумом ("свиным багульником")
  • Растительность II террасы : сосново - лиственничные ягодники, лиственнично - сосновые леса с рододендроном ("багульником").

Борьба берез с речными наносами Пойменный березник с лиственницами Пойменные лиственничник (слева) и березник (справа) Разруштельная работа ветра и воды
Борьба берез с речными наносами Пойменный березник с лиственницами Пойменные лиственничник (слева) и березник (справа) Разруштельная работа ветра и воды

"Селенгинское мелководье" - так назвал Г.Ю. Верещагин обширный район, включающий дельту Селенги, соседние три больших залива ("сора") и прилегающие к ним и дельте мелководные части оз. Байкала. Река Селенга имеет быстрое течение и несет массу песка и ила, вследствие чего ее дельта быстро нарастает, а острова и протоки постоянно меняют свои очертания. Всему мелководью свойственна значительная прогреваемость воды.

Многочисленные пересечения Байкала, проделанные в 1925 году и в последующие годы, позволили установить степень влияния вод селенгинского мелководья на флору и фауну озера Байкала. Оказалось, что масса воды, вносимая Селенгой не смешивается с байкальской водой, а образует поверхностный слой, отличающийся малой прозрачностью и гораздо большим содержанием бикарбонатов и углекислоты. Можно было проследить, как в фитопланктоне Байкала по мере приближения к мелководью постепенно появлялись формы мелководья и замещали типичных байкальских, причем они занимали поверхностный слой, формы же открытого Байкала держались более

Верхняя часть дельты Селенги Работа на мелководье Т.Б. Форш Окультуренная пойма (Г.Ю. Верещагин)
Верхняя часть дельты Селенги Работа на мелководье Т.Б. Форш Окультуренная пойма (Г.Ю. Верещагин)

Байкальские соры

"Сорами" на Байкале называют заливы, более или менее глубоко вдающиеся в берег и отделенные от открытого озера песчаными косами ("каргами"). Проливами ("прорвами"), пересекающими косы, соры сообщаются с Байкалом. Соры мелки, сильно прогреваются и имеют богатую водно - болотную растительность и альгофлору. Островки, образующиеся при прорыве "карги" называют "ярками".

В районе селенгинского мелководья имеется три сора:
  • Истокский сор с низкой, затопляемой в высокую воду каргой с одной лишь прорвой. Глубина сора не более 2 м. Большие заросли кубышки и кувшинки, планктон с преобладанием протококковых и синезеленых водорослей.
  • Посольский сор. Прорва с сильным течение в стороны Байкала, глубина сора до 3 м. Более слабое развитие макрофитов, но более обилен планктон.
  • Сор Провал образовался 12- 13 января 1862 г., когда под влиянием землетрясения участок в 200 кв. км. опустился под воду (с находящейся на нем деревней); от Байкала сор отделен островками: Чаячий, Б. Сахалин, М. Сахалин. Глубина сора 0,5 - 5 м. В обильном планктоне в 1925 году преобладали синезеленые.

III экспедиция 1926 года

Летом 1926 года работа Экспедиции проводилась тремя партиями:

  • На "Чайке". Верещагин Г.Ю., Т.Б. Форш, Н.И. Аничкова, Н.С. Гаевская, Г.М. Фридман, З.И. Сенилова, И.П. Сидорычев, Южная ч. Байкала к ю-з от линии Лиственничное - Мысовая.
  • На лодке. Г.Ю. Верещагин, Т.Б. Форш, С.В. Свиньин, К.Е. Иванов. Нижняя Ангара от Байкала до сел. Б. Мамырь, с 17 по 27 июля.
  • На лодке. К.И. Мейер, В.И. Жадин, С.И. Кузнецов, А.И, Щербаков, А.А, Махотин. Северная часть Байкала.

Котельниковский мыс Дом смотрителя Котельниковского маяка Лодка Мейера у Котельниковского мыса
Котельниковский мыс Дом смотрителя Котельниковского маяка Лодка Мейера у Котельниковского мыса

К.И. Мейер писал(1927): ".. Отсутствие сведений о флоре и фауне, а также недостаточность данных о гидрологических условиях Северного Байкала послужили основанием к тому, что Байкальская экспедиция Академии наук СССР включила в план своих работ 1926г и маршрутное исследование этой части озера. Для этой цели была организована особая партия в составе К.И. Мейера (ботаника), В.И. Жадина (зоология), С.И. Кузнецова, А.П. Щербакова (гидрохимия) и А.А.Махотина (тех. персонал). Отправным пунктом работы был Котельниковский маяк, расположенный около мыса того имени." До него добрались на пароходе.

Стоящее на берегу сооружение (фото слева) не слишком то обнадеживает людей, приезжающих лечиться на Котельниковских горячих водах. С.И. Кузнецов в своем дневнике описал это заведение таким образом:

- "…Два горячих источника, один в виде ключа и огорожен деревянным срубом; от него идет желоб и воду можно по желобу лить прямо в ванну, стоящую в деревянной избушке. Температура 62°С. Другой ключ - бьет прямо из берега Байкала промежду камней; температура достигает 71°С. Третий - родничёк, температура 18°С."

Сооружение Купальня Около купальни
Сооружение Купальня Около купальни

От Котельниковского мыса партия прошла вдоль западного берега до Нижне-Ангарска, затем шла вдоль северного побережья на восточный берег и спустилась вдоль него до губы Хакусы.
"Таким образом - пишет Мейер - экспедиция обогнула северную оконечность Байкала на протяжении около 150 км по прямой линии, с разными же заездами и выездами путь экспедиции составил приблизительно 300км." (1927 ). "… на всем протяжении пути делались станции, на расстоянии друг от друга в 25 -30 км. На станциях проводились сборы как бентоса, так и планктона. Бентос собирался начиная от уреза воды и постепенно идя вглубь озера, приблизительно до глубины 25-30м. Орудиями лова служили скребок ( на мелких местах) и драга Дорогостайского (на более глубоких). Планктон собирался количественной сетью Апштейна вертикальными ловами, в прибрежной части с глуины100 м, в пелагической, во время разрезов, с глубины 200м. Фракции лова были, как правило, такие: 0-25, 25 -50, 50 -100, 100 -200м. Кроме того, брался поверхностный планктон сетью "Цеппелин". Помимо альгологических сборов, на каждой станции делался гидрохимический анализ и проводились ловы зоологические. "(Мейер, 1930).

К.И. Мейер, А.П. Щербаков, А.А. Махотин, С.И. Кузнецов Погрузка у Котельниковского маяка (Наконец-то начинается "Култук" - попутный ветер!) Северо-западный берег Байкала
К.И. Мейер, А.П. Щербаков, А.А. Махотин, С.И. Кузнецов Погрузка у Котельниковского маяка (Наконец-то начинается "Култук" - попутный ветер!) Северо-западный берег Байкала

Так писал К.И. Мейер (1930): "Вдоль западного берега Байкала, начиная почти от Малого Моря, тянется Байкальский хребет, спускаясь своими отрогами к самому озеру. Крутые, иногда почти отвесные склоны их, то голые, то покрытые редкой тайгой, образуют берег озера. Склоны эти переходят в невысокие, пологие одетые лесом горы с мягкими очертаниями, образующие предгорье. За ними уже возвышаются темные гольцы главного хребта, украшенные белыми пятнами и струйками снега. Затянутые синеватой прозрачной дымкой, темные, дикие гольцы, вместе с веселым приветливым предгорьем и необозримой далью Байкала образуют живописную и величественную картину, особенно эффектную около Котельниковского мыса. Здесь р. Холо -Угун "изливается в Байкал эффектным бурным порогом через узкое ущелье в 1,5 - 2 км южнее мыса…горы подходят к озеру, образуя крутые, местами отвесные склоны, оставляя у самого уреза воды узкую полоску "карги" (пляж)".

Северо-западный берег Байкала

Маршрут К.И Мейера по Байкалу в 1926г. (ночевки по дневнику С.И. Кузнецова) Богучанская губа. Вдали, перед мысом виден остров Богучан Рыбаки на мысе Тыя угостили рыбой. Вкусен свежий байкальский омуль! Вынужденная ночевка за мысом Карла (дальше не пустил ветер). Палатку поставили на камнях, было тесно и неудобно (из дневника С.И. Кузнецова)
Маршрут К.И Мейера по Байкалу в 1926г. (ночевки по дневнику С.И. Кузнецова) Богучанская губа. Вдали, перед мысом виден остров Богучан Рыбаки на мысе Тыя угостили рыбой. Вкусен свежий байкальский омуль! Вынужденная ночевка за мысом Карла (дальше не пустил ветер). Палатку поставили на камнях, было тесно и неудобно (из дневника С.И. Кузнецова)

Вышли из Котельниковского 19/VI. Путь был долгий т.к. основной движущей силой был ветер. Приходилось подолгу ждать попутного ветра или же ожидать пока ветер станет тише, т.к. в большие волны ехать по озеру на маленькой лодке опасно. Надоело ждать - шли на веслах. При встречном ветре двигаться вперед было невозможно, оставалось только ждать. 26/VI прибыли в Нижне -Ангарск, расположенный около устья р. Кичеры по обоим берегам.

Дружную компанию своих спутников К.И. Мейер подобрал еще в Москве. Это были: Владимир Иванович Жадин, начинающий зоолог, вскоре опубликовавший популярный очерк об этой экспедиции, недавно окончившие университет гидрологи Анатолий Петрович Щербаков и Сергей Иванович КузнецовВ, не замедливший со своим научным отчетом о проделанной в экспедиции работе. Сзади на фото - РИС. 22 Анатолий Анатольевич Махотин, аспирант кафедры Сравнительной Анатомии МГУ. Все они, не имея привычки к сибирскому "гнусу" с детства, сильно от него страдали (как и от "морской болезни" порой), но не унывали. В районе губы Хакусы внимание привлекали, как и на Котельниковском мысу, горячие источники. Поднялись вдоль такого горячего ручья вверх до лощины и там…Вот как это описал В.И. Жадин "…нагибаюсь, осматриваю камни. Радость - на камнях множество улиток, в воде личинки насекомых, жуки, клещи, пауки! На вате водорослей прыгают бескрылые насекомые. Лихорадочно отправляю находки в баночки со спиртом - новые виды, сорта животных, никем еще не виданные!" Очевидно, этот момент запечатлел К.И. Мейер на фото (в белой фуражке В.И. Жадин).

Вот этот лагерь удобный. Жадин. Вдали Кузнецов Зоолог, он почти всегда и охотник. Махотин. Рабочий момент
Вот этот лагерь удобный. Жадин. Вдали Кузнецов Зоолог, он почти всегда и охотник. Махотин. Рабочий момент
c. Нижне-Ангарск С попутным ветром Погрузка. Второй слева К.И. Мейер
c. Нижне-Ангарск С попутным ветром Погрузка. Второй слева К.И. Мейер
В Нижне-Ангарске На острове Ярки
В Нижне-Ангарске На острове Ярки

К.И Мейер писал (1927) : "В северный конец Байкала впадают две большие реки: Кичера и Верхняя Ангара. Не доходя до Байкала километров 20, Кичера и В. Ангара сходятся вместе в общей долине и образуют одну обширную Кичеро - Ангарскую дельту…От самого озера дельта отгорожена высокой песчаной грядой, так наз. островом Ярки; между Ярками и краем дельты находится озеро "сор"…это мелкий заболачивающийся водоем, на который водная и водно - болотная растительность энергично надвигается с севера." Небольшое (домов 50) селение Нижне - Ангарск расположено на обоих берегах протока, называемого Душкачанским устьем. Песок перемываемый волнами исключает развитие здесь донной растительности. Планктон "соровый". 28/VI Кузнецов, Щербаков и Жадин ездили вверх по Кичере в поселок Душкачан за продуктами и посетили становище тунгусов в 3 км от поселка. Там они с интересом наблюдали быт тунгусов. В становище 15 юрт. Конусовидные по форме юрты сверху покрыты берестой, а снизу легкой материей, посреди юрты костер. 29/VI выехали из Ангарска и пошли сором. К обеду дошли до Среднего устья, к вечеру до В. Ангары. Все время работали. 30/VI выехали из умирающего поселка (8 домов) Дагары в устье В. Ангары и упраздненного Дагарского маяка. "После сора и Ангары в глаза бросился резкий синий цвет байкальской воды" (Кузнецов).

Работа (титрование) в Кичеро-Ангарской пойме. Кузнецов и Щербаков Тунгусы Тунгуски В становище тунгусов
Работа (титрование) в Кичеро-Ангарской пойме. Кузнецов и Щербаков Тунгусы Тунгуски В становище тунгусов

Вдоль юго- восточного берега Байкала отряд Мейера проехал на юг до губы Хакусы, куда прибыл 3/VII, а 4/VII уже повернули обратно и тем же путем добрались до Нижне - Ангарска, где сели на пароход и вернулись в Маритуй. К. И. Мейер писал : " По своему общему характеру восточный берег значительно отличается от западного. Здесь горы не подходят вплотную к Байкалу, а всегда между линией берега и горами находится более или менее широкая ровная полоса, за которой поднимаются невысокие одетые лесом горы мягких очертаний, разделенные широкими долинами. За ними уже высится цепь мощных гольцов… с берега их за предгорьем обычно не видно. Общий колорит ландшафта более мягкий и приветливый чем на западе" (К.И. Мейер, 1927).

Юго-восточный берег Байкала

Вот какой он. Приехали! В одной из бухт юго-восточного берега Губа Фролиха, широкая открытая бухта в которую впадает довольно крупная река Фролиха, вытекающая из горного озера того-же имени. Погрузка. Второй слева К.И. Мейер
Вот какой он. Приехали! В одной из бухт юго-восточного берега Губа Фролиха, широкая открытая бухта в которую впадает довольно крупная река Фролиха, вытекающая из горного озера того-же имени. Погрузка. Второй слева К.И. Мейер
Губа Аяя на 4,5 км вдается в берег при очень большой ширине и ограничена с двух сторон одетыми лесом горами. Берега ее каменистые за исключением самого внутреннего. Здесь спугнули стадо нерпы и видели свидетельство браконьерства. Губа Хакусы широкая и мелкая (до 10м), с берегами поросшими лиственницей, сосной и кедровым сланником. Имеется горячий источник
Губа Аяя на 4,5 км вдается в берег при очень большой ширине и ограничена с двух сторон одетыми лесом горами. Берега ее каменистые за исключением самого внутреннего. Здесь спугнули стадо нерпы и видели свидетельство браконьерства. Губа Хакусы широкая и мелкая (до 10м), с берегами поросшими лиственницей, сосной и кедровым сланником. Имеется горячий источник

IV экспедиция 1927 года

Точный состав экспедиции 1927 г. нам неизвестен. Он был приблизительно тем же, что и в предыдущие годы. К.И. Мейер (1930) писал:
-" В 1927 г. главным районом работ было Малое Море. В конце июня экспедиция вышла из Маритуя и, дойдя до с. Голоустного, сделала отсюда пересечение на Мысовую; от Мысовой она дошла до Харауза, откуда вновь было сделано пересечение на Песчаную; от Песчаной экспедиция пошла снова вдоль с-з берега Малого Море, где и проработала весь июль. За это время выделенная из экспедиции ботаническая партия обошла кругом все Малое Море, сначала по берегу Ольхона, затем вдоль материкового берега, посетив залив Мухор и, наконец, прошла вдоль восточного берега Ольхона до м. Хобой, где соединилась с экспедицией и, вместе с ней совершив пересечение от п. Сенной до Турки, прошла вдоль восточного берега Байкала до Провала, где закончила работу." В состав ботанической партии входили: К.И. Мейер, С.И. Кузнецов и Н.Е. Иванов. Последний - коренной байкалец, сын метеоролога- наблюдателя поселился с1926г. в Маритуе и вместе со своей семьей оказывал всяческую помощь экспедиции, особенно К.И. Мейеру.

Николай Еливферьевич Иванов "Чайка" в Малом море На берегу Малого моря (Иванов и Кузнецов)
Николай Еливферьевич Иванов "Чайка" в Малом море На берегу Малого моря (Иванов и Кузнецов)

Остров Ольхона

Мыс Хобой Скала Дева Скала Шаманка
Мыс Хобой Скала Дева Скала Шаманка
Маршруты К.И. Мейера по Байкалу в 1927г.
Маршруты К.И. Мейера по Байкалу в 1927г.

23/VI в 8ч. утра выехали из Маритуя. Заходили в Лиственичное сдать багаж на пароход и в Коты - осматривали питомник. Около 10ч. вечера пришли в Голоустное. Стремились сделать разрез, но не давала погода. И только 30/VI в 4 утра начали пересечение, а около 1 ч дня прибыли в Мысовую.

V экспедиция 1928 года

В своем Отчете об экспедиции 1928 г. Г.Ю. Верещагин писал следующее: "Работы экспедиции, протекавшие под руководством Г.Ю. Верещагина (с 1/VI по10 /VIII - под руководством К.И. Мейера) продолжались круглый год и по своему характеру могут быть подразделены на следующие периоды: I период - зимних работ с 1/X 1927г. по середину мая отчетного года. В течение этого времени работы происходили в районе базы экспедиции в Маритуе. В течение ноября сотрудником экспедиции И.П.Сидорычевым были произведены две полные гидрологические серии, но 28/ XI 1927 г. И.П. Сидорычев при поездке в Иркутск бесследно пропал, при чем есть основание предполагать, что он погиб жертвой злоумышленников. Потеря такого ценного работника, как И.П. Сидорычев, который в течение 3 лет почти безвыездно работал на Байкале и беззаветно был предан делу его исследования, очень тяжело отразилась на дальнейших зимних работах; они свелись ко взятию Е.В. Ивановым и С.В. Свиньиным температурных серий до глубины 1,300 м и фракционным сборам планктона и к постановке на разных глубинах ловушек и сетей."

Иван Петрович Сидорычев. На своей моторной лодке Н.С. Гаевская в Маритуе в марте 1928 г. "Чайка" на зимовке в Маритуе Семья И.П. Сидорычева. В центре - его отец, у ног которого сестра И.П. сменившая его по работе в экспедиции
Иван Петрович Сидорычев. На своей моторной лодке Н.С. Гаевская в Маритуе в марте 1928 г. "Чайка" на зимовке в Маритуе Семья И.П. Сидорычева. В центре - его отец, у ног которого сестра И.П. сменившая его по работе в экспедиции

В марте 1928г приехала в Маритуй для изучения байкальских инфузорий Н.С. Гаевская с сотрудником Г.Д. Гончаровым. Изучались главным образом инфузории, прикрепляющиеся к гаммаридам. Материал добывался из-под льда при помощи ловушек, поставленных на различных глубинах. Прослежено вертикальное распределение прикрепленных инфузорий до глубины 1.300 м. Видовой состав планктонных инфузорий у западного берега подо льдом оказался иным, чем у этого же берега летом, и в то же время очень сходным с составом летнего инфузорного планктона у восточного берега. Обнаружен ряд новых и редких видов, среди последних - в большом количестве инфузория из рода DactVlophrVa, до сих пор найденная однажды и в одном экземпляре в Атлантическом океане (Из Отчета Г.Ю. Верещагина, 1929).

Станция Маритуй в марте
Надежда Станиславовна Гаевская Работа на байкальском льду (второй слева - С.В. Свиньин)

О результатах работ основной партии К.И. Мейер сообщает следующие предварительные данные. Основной задачей работ было обследование северного Байкала, но прежде чем отправиться на север, совершили с 18 по 22/VI поездку на восточный берег Южного Байкала с целью гл.о. ботанического исследования его. Был пройден участок от р. Мишихи до сел. Култука. Здесь было прослежено распределение донных водорослей и взяты пробы планктона до глубины 100м, сопровождаемые химическими анализами воды.
24/VI "Чайка" отправилась на север. По дороге, начиная от дельты р. Селенги, был сделан ряд станций по восточному берегу, где были произведены наблюдения, дополняющие работы прошлых лет. Более продолжительные остановки были сделаны в Баргузинском и Чивыркуйском заливах. Кроме того был произведен гидрологический разрез от устья р. Турки до пади Сенной (на о. Ольхоне). Работы в северном Байкале выразились в 1/гидрологических разрезах произведенных в следующих местах- от губы Иринды на мыс Мужинай, от мыса Котельниковского на губу Томпу, от губы Аяя на мыс Тонкий (бухта Богучанская) и от села Губа до мыса Биракан, 2/ в обследовании всего побережья сев. Байкала (от Сосновки до мыса Онгурен)…" (Верещагин, 1929).

Работа на "Чайке" в 1928г. Слева-направо Б.Н. Форш, С.В. Свиньин, Е.М. Крохин, А.Л. Курсанов (вытаскиват дночерпатель с глубины 100м) Работа на "Чайке" в 1928 г.

Огромный маршрут, почти вокруг всего Байкала, достался К.И. Мейеру на 1928г. (или он сам его составил?) и небывало еще большое количество участников экспедиции. Приехал двоюродный брат Т.Б. Форш - Борис Николаевич Форш, гидрохимик (сама Т.Б. по образованию ботаник, гидрохимиком ее сделал Байкал). Гидрохимиком работал здесь и А.Л. Курсанов, сын друга К.И. Мейера проф.Л.И. Курсанова. Курсанов прихватил с собой приятеля, который забыв свою специальность в экспедиции выполнял роль повара. Появились и новые биологи: Световидов, Крогиус, Крохин, Хейсин и даже художник (Карачинцев)! Но все постоянно и безотказно выполняли тяжелейшую работы по вытягиванию дночерпателя с больших глубин.

Н.С. Гаевская и Е.М. Крохин Н.С. Гаевская и З.И. Сенилова Н.С. Гаевская на "Чайке"
Н.С. Гаевская и Е.М. Крохин Н.С. Гаевская и З.И. Сенилова Н.С. Гаевская на "Чайке"
Н.С. Гаевская и Е.М. Хейсин Н.С. Гаевская и Т.Б. Форш
Н.С. Гаевская и Е.М. Хейсин Н.С. Гаевская и Т.Б. Форш

Особое внимание при работах основной партии было обращено на изучение фауны простейших, которое производилось Н.С. Гаевской в сотрудничестве с З.И. Сениловой. Исследование было направлено гл.о. на изучение распределения инфузорий по различным участкам Байкала. Явилось возможным заметить связь в распределении инфузорий с гидробиологическими особенностями соответственных участков озера…Общее количество обнаруженных инфузорий достигает 200 видов, среди них много новых форм." (Верещагин, "Отчет….1929").

Баргузинский залив

В Баргузинском заливе. Слева-направо: Е.М. Крохин, повар экспедиции, В.В. Меншуткин, С.В. Свиньин, А.Л. Курсанов, Б.Н. Форш В Баргузинском заливе. Очевидно, протекающая по тайге р.Баргузин приносит много плавника и он отлагается по берегам залива Баргузинский залив
В Баргузинском заливе. Слева-направо: Е.М. Крохин, повар экспедиции, В.В. Меншуткин, С.В. Свиньин, А.Л. Курсанов, Б.Н. Форш В Баргузинском заливе. Очевидно, протекающая по тайге р.Баргузин приносит много плавника и он отлагается по берегам залива Баргузинский залив

О Баргузинском заливе К.И. Мейер (1930) писал :

- "Обширный открытый Баргузинский залив, ограниченный с с-з полуостровом Святого Носа, имеет в длину около 20 км. Глубины в нем большие - лишь в глубине залива, там, где впадает р. Баргузин, они становятся меньше. Экспедиция 1928 г, данные которой только имеются в нашем распоряжении, коснулась исследованием Баргузинского залива лишь мимоходом… Ею был осмотрен ю-в берег, берег Святого Носа и сделан разрез по линии от устья р. Баргузин на Нижнее изголовье Святого Носа. Полученные при этом данные не позволили однако получить ясную, цельную картину фитопланктона. В общем его можно определить в своей основе как байкальский, к которому присоединяются… и ряд теплолюбивых форм.
Эти и последние придерживаются главным образом поверхностного слоя…В глубине залива, у м. Холодянки, где вливания Байкала нет, фитопланктон состоял исключительно из теплолюбивых форм… Количественно планктон очень богат…"

Чивыркуйский залив

Чивыркуйский залив Большой Ушканий остров (на горизонте) Остров Лохматый Колтыгей Остров Малый Ушканий (вид с Б. Ушканьего)
Чивыркуйский залив Большой Ушканий остров (на горизонте) Остров Лохматый Колтыгей Остров Малый Ушканий (вид с Б. Ушканьего)

К.И. Мейер (1930) пишет : " Чивыркуйский залив отграничен от Байкала высоким горным хребтом Святого Носом, соединенным с материком низким болотистым перешейком. Длина залива около 25км., наибольшая ширина его в начале около 12км, наименьшая около 6 км… Чивыркуйский залив обладает сложной береговой линией; как материковый берег, так и берег Святого Носа изрезаны бухтами, ограниченными мысами, то высокими каменистыми, то низкими и, в свою очередь, разделенными на небольшие заливы и бухточки… Изолированность от Байкала, сильная изрезанность берегов и обилие бухт создают благоприятные условия для сильного прогревания воды."
Экспедиция посетила залив 11- 12/VII , в это время на выходе из залива t воды на поверхности была 4°C и планктон приближается по характеру к планктону открытой части Байкала. В конце же залива(t° = 17,8°-18,4° ) фитопланктон состоял исключительно из форм, с войственных теплым водоемам. Количественно планктон богат.

В бухте Аяя: А.А. Оленин, А.Л. Курсанов, Б.Н. Форш, Е.М. Крохин. В бухте Малой косы После дождя
В бухте Аяя: А.А. Оленин, А.Л. Курсанов, Б.Н. Форш, Е.М. Крохин. В бухте Малой косы После дождя
Повар, очень нужный член экспедиции (А.А. Оленин)
Повар, очень нужный член экспедиции (А.А. Оленин)

"За первый период работы основной партии (т.е. с12/VI по 10/VIII) собрано донного населения 212 образцов, планктона 208 образцов, донных водорослей 59 образцов и грунта 11 образцов, кроме того, произведены анализы 481 пробы воды" (из Отчета….Г.Ю. Верещагина, 1929).

10/VIII на Байкал прибыл Г.Ю. Верещагин и работа Экспедиции продолжалась под его непосредственным начальством Члены экспедиции 1928г.: С.В. Свиньин, Е.М. Крохин, В.В. Меншуткин, Н.Е. Иванов, Н.С. Гаевская, З.И. Сенилова, Т.Б. Форш. Г.Ю. Верещагин на этой фотографии пости не виден, но хорошо виден на левой В.В. Меншуткин, С.В. Свиньин, Е.М. Крохин
10/VIII на Байкал прибыл Г.Ю. Верещагин и работа Экспедиции продолжалась под его непосредственным начальством Члены экспедиции 1928г.: С.В. Свиньин, Е.М. Крохин, В.В. Меншуткин, Н.Е. Иванов, Н.С. Гаевская, З.И. Сенилова, Т.Б. Форш. Г.Ю. Верещагин на этой фотографии пости не виден, но хорошо виден на левой В.В. Меншуткин, С.В. Свиньин, Е.М. Крохин

" С 1октября 1928 г. начался новый период не только в работах этого года, но и во всем деле исследования Байкала, т.к. с этого года начала функционировать БАЙКАЛЬСКАЯ СТАНЦИЯ АКАДЕМИИ НАУК. В первый месяц работ Станции Василий Владимирович Меншуткин при содействии С.В. Свиньина и Е.В. Иванова сделал 6 глубоководных серий, благодаря которым удалось проследить постепенное исчезновение температурного скачка, возникшего в тихое летнее время." (Из Отчета Г.Ю. Верещагина, 1929г). Штат вновь образовавшейся Станции сильно отличался от состава Экспедиций 1925 - 1929 гг.; лишь немногие ее участники вошли в него. Новые силы прибыли на Байкал.

Из членов же Байкальской экспедиции несколько человек соединили свои жизни навсегда, а именно:

  • К.И. Мейер и Н.С. Гаевская
  • В.В. Меншуткин и Т.Б. Форш
  • Е.В. Крохин и Ф.В. Крогиус

VI Экспедиция 1929 года

"Работы экспедиции 1929 г. производились под общим руководством Г.Ю. Верещагина тремя отрядами:

  • Основной отряд, работавший с 12/VI по 3/IХ гл.о. в районе Святого Носа; работы производились с моторного катера "Чайка" под непосредственном руководством Г.Ю. Верещагина. Состав отряда: А.А. Захваткин, Т.Б. Форш, В.Э.Буш, Е.М. Крохин, И.В. Крогиус, Т.П. Сидорычева, Е.М. Хейсин, И.П. Сверкунов, механик В.В. Меншуткин и лоцман С.В.Свиньин.
  • Рыбопромысловый отряд работал с 18/V по 15/VIII в районе В.Ангары и Кичеры. Состав: А.Н. Световидов, Е.В. Чумаевская и два техн.р.
  • Отряд по изучению биологии сигов - с 20/VIII по 10/X в районе Баргузинского и Чивыркуйского заливов. И.В. Крогиус, один рабочий." ( Верещагин, 1930 в кн.: Отчет о деятельности АН СССР за 1929. Раздел 2. Отчет о научных командировках и экспедициях. Сибирский край. Байкальская экспедиция. Стр.86 -92, Изд. АН СССРЛ.1930)

В этом же Отчете на стр. 86 Г.Ю. Верещагин писал: " Благодаря открытию I/X 1929г. Байкальской станции АН, работы Байкальской Экспедиции в отчетном году сосредоточивались на летних месяцах т.к. все круглогодичные работы, производившиеся в прежние годы в районе базы Экспедиции в Маритуе, отошли к деятельности станции".

Помошник заведующего Байкальской Станцией АН - А.А. Захваткин (слева) и Е.М. Хейсин В Маритуе
Помошник заведующего Байкальской Станцией АН - А.А. Захваткин (слева) и Е.М. Хейсин В Маритуе

Таким образом, Г.Ю. Верещагин признает, что в 1929г. работы Байкальской Экспедиции, посланной на Байкал Комиссии по Изучению озера Байкала при АН СССР, закончились. Функции Комиссии, т.е. дальнейшее изучение Байкала, взяла на себя Байкальская Биологическая станция АН, которая до августа 1930 г. находилась в Маритуе, а затем была переведена в с. Лиственничное. Комиссия по изучению Байкала (в г. Ленинграде) была ликвидирована, ее секретарь, Г.Ю. Верещагин, стал заведующим Байкальской Биологической Станцией.

Но где же имя К.И. Мейера? Ездил ли он в 1929г. на Байкал, участвовал ли в работах Байкальской экспедиции 1929г? Да, ездил и работал, хотя Г.Ю. Верещагин почему-то его в списке членов экспедиции не упомянул. На самом деле К.И. Мейер представлял как бы четвертый отряд экспедиции. Сам он об этом пишет так:

" Как видно из вышеперечисленного краткого обзора маршрутов Байкальской экспедиции, мне удалось за время 1925 - 1928 гг. осмотреть все побережье Байкала, за исключением небольшого участка восточного берега от о.Лиственничного до Баргузинского залива. При этом на всем протяжении делались станции на расстоянии друг от друга в 25 - 30 километров." " Лето 1929 г. было посвящено уже стационарным наблюдениям, необходимым для выяснения систематического положения многих новых форм. Производились они частью на Котельниковском маяке, частью на Биологической станции в Маритуе." "…Диатомовые же водоросли подробно изучены Б.В. Скворцовым, которому были переданы сборы экспедиции 1916, 1925 - 1926 гг. Результаты этой обработки появились в 1928 г. в "Трудах Сунгарийской речной биологической станции" (т.1, в.5)." "Альгологическая работа байкальской экспедиции, ведшаяся в течение шести летних сезонов (1916, 1925 - 1929гг.) была почти исключительно посвящена маршрутным исследованиям, лишь последнее лето было посвящено стационарным наблюдениям… Дальнейшее исследование должно состоять в углублении полученных сведений, что вполне естественно. Оно должно вестись в двух направлениях: 1) в стационарном и 2) экспедиционном, но не в маршрутном обследовании больших пространств, а в детальном изучении небольших районов.(Мейер, 1930).

В окрестностях бухты Песчаной
В окрестностях бухты Песчаной

В заключении хочется привести описание Мейером наиболее понравившегося ему на Байкале места и мысленно раскрасить черно - белые фотографии яркими красками, к которым так чувствителен был Константин Игнатьевич:

"Бухта - Песчаная, лежащая в 30 в.к. сев. западу от р. Голоустной - красивейшее и вместе с тем своеобразнейшее как по ландшафту, так и по общему колориту место на берегу Байкала. Это довольно глубокая и закрытая бухта, ограниченная двумя мысами, Б. и М. Колокольным…Горы, окаймляющие бухту сложены из желто-оранжевых и в высшей степени легко разрушающихся и рассыпающихся в песок гранитов. Они покрыты редким сосновым лесом, над которым всюду возвышаются самые разнообразные и причудливые формы выветривания. Желто-оранжевый тон гранита, песка, стволов сосен создает какой-то особенный желтый колорит, который красиво сочетается с синевато- зеленой водой бухты" (Мейер, 1922).


Материал предоставлен д.г.н. М.Н. Шимараевым.
Публикация в сети Интернет О.В. Коцарь.